В последние годы перед глазами общественности разворачивается и набирает обороты борьба с легализацией средств, полученных преступным путем. Вопросы о замороженных денежных средствах для простого обывателя кажутся весьма далекими, скорее относящимися, например, к оффшорным компаниям. Однако выполнение закона «О предотвращении легализации средств, полученных преступным путем, и финансирования терроризма и пролиферации» (далее в тексте – Закон AML/CFTP) относится ко всем субъектам закона и их клиентам, а поэтому нужно понимать, как субъект закона AML/CFTP должен реагировать, констатировав подозрительную сделку.

Два сценария действий

Закон AML/CFTP в зависимости от степени подозрений предусматривает два сценария действий для субъекта закона. Первый: обязанность субъекта закона AML/CFTP немедленно сообщать Службе финансовой разведки (СФР) о каждой подозрительной сделке. Средства, задействованные в сделке, никаким образом не удерживаются, сделка проводится до конца и, возможно, субъект закона продолжает сотрудничество с клиентом. О факте этого сообщения клиент ничего не узнает. Это конфиденциальная информация, которая доступна очень ограниченному кругу людей, фактически лишь высшему руководству и сотруднику, ответственному за выполнение требований закона AML/CFTP. Эта правила разработаны для того, чтобы избежать ситуаций, когда клиент, узнав о поданном в СФР сообщении, не начал скрывать или маскировать совершенное преступное деяние, что усложнил бы дальнейшие следственные мероприятия.

Второй сценарий: субъект закона может воздержаться от проведения сделки. Запланированная или начатая клиентом сделка с субъектом закона не осуществляется или не завершается, а задействованные в сделке финансовые средства, которые в ходе сделки попали к субъекту закона, не возвращаются. Субъект закона AML/CFTP сообщает СФР о намерении воздержаться от сделки и ждет распоряжения СФР о прекращении задержания сделки или о замораживании средств клиента.

В каких случаях субъект закона выбирает тот или иной сценарий?

Основным критерием является степень обоснованности подозрений. Чтобы воздержаться от проведения сделки, у субъекта закона должна быть информация о происходящем преступлении или должны быть обоснованные подозрения по этому поводу.

Несмотря на то, что обозначения «подозрения» и «обоснованные подозрения» могут казаться лишь игрой слов, между которыми нет большой разницы, на самом деле заложенный в эти обозначения смысл содержит существенные различия.

Европейский суд по правам человека определяет термин «обоснованные подозрения» как существующие факты или информацию, которая объективного наблюдателя убедила бы в том, что подозреваемое лицо могло совершить преступление. Это не «кажется» или «интуиция», это должна быть убедительная информация. И все так и есть, поскольку право на частную собственность является одним из базовых прав, гарантированных Конституцией, которое можно ограничивать лишь при существенном обосновании. СФР должна принимать во внимание такой же критерий обоснованности подозрений, чтобы выдать распоряжение о замораживании финансовых средств.

Если субъект закона AML/CFTP воздерживается от сделки, это, конечно, быстро станет понятно клиенту, ведь сделка не будет проведена и финансовые средства останутся у субъекта закона. Например, в пункте обмена валюты клиенту не разменяют деньги и не отдадут их обратно, или банк не проведет перевод денег и ограничит доступ к этим средствам до получения распоряжения СФР. Если СФР выдаст ордер о замораживании денежных средств, то субъект закона AML/CFTP должен оповестить об этом клиента, но закон не обязывает его разглашать суть обоснованных подозрений.

Решение СФР можно оспорить, но это будет скорее борьба с ветряными мельницами, поскольку клиенту не будут известны послужившие этому основания и аргументы, которые клиент смог бы достоверными доказательствами опровергнуть.

Закон AML/CFTP предусматривает еще один важный нюанс: субъект закона имеет право не воздерживаться от проведения сделки, если воздержание от проведения сделки может послужить сигналом, который поможет вовлеченным лицами избежать ответственности. В этом случае субъект закона сообщает СФР о проведенной сделке как о подозрительной сделке. Таким образом мы видим, что перед субъектом закона стоит весьма серьезная задача — понять, каков уровень подозрений в проводимой сделке, и оценить, воздержание от проведения этой сделки поможет или навредит расследованию преступления. В ситуации, когда надо действовать без промедления, может быть очень сложно принять неоспоримо верное решение.

 

Стоит отметить, что не всегда субъект закона будет сознательно и до последней буквы закона исполнять требования нормативных актов и уважать гарантированные Конституцией права человека на частную собственность. Возможно, причиной этому является обеспечиваемое законом AML/CFTP освобождение субъекта закона от гражданской ответственности за задержку сделки, допущенное из благих побуждений: если в результате факт преступления не подтвердится, то никто не будет нести ответственность за причиненные неудобства и ограниченные возможности распоряжаться своим имуществом.

Запишитесь на консультацию!

    Согласен/-на с правилами обработки персональных данных. Подробнее в разделе «Политика приватности».
    Pieteikties konsultācijai