Закон «О предотвращении легализации средств, полученных преступным путем, и финансирования терроризма и пролиферации» требует сообщать о подозрительных сделках, однако выполнение этого требования все еще доставляет много головной боли субъектам закона. Они либо сообщают о каждой непонятной им сделке, либо не обращают должного внимания на сделки своих клиентов и не сообщают вовсе. Как всегда, правильный путь — это золотая середина.

Корень проблемы лежит в обобщении сущности подозрительной сделки. Стоит признать, что сбиться с пути здесь не трудно. Закон AML/CTPF содержит определение понятия подозрительной сделки и изложение требования сообщать или воздерживаться от проведения сделки, но не дает четкого представления и определений признаков, которыми субъект закона мог бы руководствоваться и с уверенностью принимать решение о подаче сообщения. Несмотря на то, что на сайте Службы финансовой разведки опубликованы классификаторы подозрительных сделок и закон «О налогах и сборах» предусматривает перечень признаков подозрительных сделок в налоговой сфере, невозможно описать абсолютно все ситуации, с которыми субъект закона может столкнуться в своей повседневной работе, и перечисленные признаки тоже нельзя применять к сделкам клиента лишь формально.

Типичная ошибка, которую допускают субъекты закона, а иногда и их регулятор, это считать, что подозрительной сделкой является любая сделка, которая им непонятна, сложна или лежит за рамками их собственной логики. Закон AML/CTPF четко определяет, что подозрительной сделкой считается такая сделка, в которой средства непосредственно или опосредованно получены в результате преступного деяния или связаны с финансированием терроризма и пролиферации или попыткой совершить эти действия. 

Следственно, подозрительная сделка — это нечто большее, чем всего лишь непонятная для субъекта закона сделка, поскольку в основе такой сделки должно быть подозрение о совершенном, происходящем или планируемом преступном деянии, за которое Уголовный кодекс в качестве одной из мер наказания предусматривает лишение свободы.

Еще несколько лет назад были собраны данные Службы финансовой разведки о сообщениях, связанных с подозрительностью сделок, и они показали, что большая част сообщений субъектов закона были лишь формальными. Службе финансовой разведки пришлось потратить много ресурсов на их обработку и анализ, однако в результате почти 80% сообщений не попали в материалы Службы финансовой разведки. Причин для столь необдуманных и безответственных сообщений может быть несколько – страх перед наказанием со стороны надзирающих органов, снятие ответственности со своих плеч, недостаток уверенности и знаний. К тому же, известны случаи, когда на обучениях для субъектов закона AML/CTPF советовали – если вы не уверены в сделке, лучше сообщите, и пусть они (клиент и госучреждение) сами разбираются. Это было бы похоже на звонки в полицию по поводу соседа, который ведет себя необычно – не здоровается, не смотрит в глаза, избегает контактов, ведь скорее всего такое поведение свидетельствует о том, что он что-то нарушил, и пусть теперь сосед и полиция сами разбираются.

С другой стороны, есть субъекты закона, которые вообще не вникают в сделки клиента, закрывают глаза на возможные нарушения закона и не сообщают о подозрительных сделках. В таких случаях причины тоже могут быть связаны со страхом потерять клиента, недостатком опыта и необходимых знаний или формальным отношением к работе. Несомненно, в основе успешного сотрудничества лежит взаимное доверие, однако, не углубляясь в суть сделок клиента, субъект закона подвергает себя высокому риску вольно или невольно быть вовлеченным в преступное деяние.

Закон AML/CTPF предусматривает указывать в сообщении обоснование, почему сделка должна считаться подозрительной. Это ключевой момент на пути к решению о законности сделки. Чтобы обосновать свои подозрения, субъект закона сначала должен провести анализ сделки и рассмотреть ее с точки зрения разных аспектов и в контексте с другими сделками. Также субъект закона в рамках своих возможностей может самостоятельно собрать информацию или задать вопросы клиенту. С одной стороны, это может вызвать дискомфорт у клиента, но, если подойти к озвучиванию вопросов дипломатично, а не играть в детектива, проявляя давление и загоняя клиента в угол, скорее всего клиент отнесется с пониманием к просьбе субъекта закона пояснить суть сделки.

Также стоит помнить, что деловой мир не состоит лишь из простых и незамысловатых контрактов. Какой бы сложной и мудреной не казалась схема сделки, субъект закона должен приложить усилия, чтоб в ней разобраться. Только если в результате изучения субъект закона не смог убедиться в том, что сделка ему понятна и она законна, то стоит подать сообщение в Службу финансовой разведки или Службу государственных доходов (о подозрительных сделках в налоговой сфере).

Бывает, что не избежать ситуаций, в которых субъекту закона требуется поддержка или взгляд со стороны на проводимые клиентом сделки, чтобы понять их суть и смысл. Рекомендуем консультироваться с профильными специалистами, которые владеют методами анализа сделок и ориентируются в требованиях в сфере AML/CTPF!

Запишитесь на консультацию!

Согласен/-на с правилами обработки персональных данных. Подробнее в разделе «Политика приватности».
Pieteikties konsultācijai