Распространение вируса Covid-19 внесло изменения в повседневные привычки большой части общества. Удаленно выполняются рабочие обязанности, ведутся собрания, уроки в школах и даже визиты к врачу. Закон о предотвращении легализации средств, полученных преступным путем, и финансирования терроризма и пролиферации (AML/CTPF) допускает также проведение удаленной идентификации клиента, однако это следует делать весьма осторожно.

Если не считать те сферы деятельности субъектов закона, в которых необходимо личное присутствие клиента, например, в пунктах обмена валюты, то фактически единственной ситуацией, в которой субъект закона AML/CTPF лично пересекается со своим клиентом или его представителем, это очная идентификация, когда устанавливаются деловые отношения или предприятие меняет должностное лицо. В этот момент субъект закона проверяет документ, удостоверяющий личность клиента или его представителя, и копирует этот документ. Субъект закона не обязан регулярно встречаться со своим клиентом, получать документы и пояснения очно или созывать собрания с клиентом.

Несомненно, очная идентификация клиента — это золотой стандарт закона AML/CTPF, поскольку позволяет лично познакомиться с клиентом, собрать больше информации, наблюдать реакции, поведение и заметить нюансы. Желание клиента избежать или обойти процесс идентификации может быть расценено как индикатор риска, возможно, свидетельствующий о подозрительной сделке. 

Удаленно идентифицированное лицо или так называемый non face-to-face customer обычно считается клиентом высокого риска, по которому обязательно нужно проводить углубленное изучение.

Этому есть логическое объяснение, поскольку фирмы, планирующие проворачивать преступные действия с денежными средствами, имеют привычку назначать в качестве своих «представителей» лиц без определенного места жительства или людей с зависимостями, которые за ничтожную плату готовы подписать любые документы и таким образом позволить мошенникам уйти от ответственности. Бывали курьезные случаи, когда «представитель» указывал ночлежку графе адреса.

Как субъекту закона идентифицировать своего клиента во времена, когда физическое присутствие нежелательно, и какие технологические решения разрешены нашим законодательством? Регламент AML/CTPF идет в ногу со временем, и на самом деле разрешение использовать технологические решения и инструменты удаленного ведения дел было включено в норматив AML/CTPF задолго до кризиса Covid-19. Согласно этим правилам, существуют четыре способа удаленной идентификации – надежная электронная подпись, видеоидентификация, идентификационный платеж от кредитного учреждения и сравнение фотографии в удостоверении личности и собственного цифрового фотоснимка. В качестве примера успешной удаленной работы можно упомянуть видеоконсультации с нотариусами, которые введены в Латвии еще с июля 2019 года и позволяют проводить удаленную идентификацию и подписание документов. А с помощью платежного поручения в один цент идентифицируют заемщиков малых кредитов, которым для получения кредита не обязательно очно встречаться с кредитным менеджером.

Каждый из этих методов используется согласно оценке рисков самого субъекта закона и клиента, специфике деятельности и дополнительным требованиям или ограничениям, предусмотренным в правовых актах. Если соблюдены все правила Кабинета министров, субъект закона обеспечил наличие в своей фирме нормативных документов об удаленной идентификации, и они соизмеримы с возможными рисками преступных деяний, то по клиенту, прошедшему удаленную идентификацию, нет необходимости проводить углубленное изучение.

Стоит учитывать также требования к проведению удаленной идентификации, предусмотренные правилами Кабинета министров. Например, проводя видеоидентификацию или сравнение фотографии из удостоверения личности человека с его собственным цифровым снимком, должна быть обеспечена проверка элементов безопасности идентификационного документа, необходимо использовать решения или способы для распознания подделки, а также должна быть возможность считать ту зону документа, которая специально предназначена для оптического распознавания текста. В свою очередь, идентификационный платеж должен содержать не только имя и фамилию физического лица, но и его персональный код.

Что касается ограничений, закон предусматривает, что если клиент или его выгодоприобретатель являются политически значимой персоной, членом семьи политически значимой персоны или персоной, связанной с политически значимой персоной, и использует услугу, в которой месячный оборот кредита превышает 3000 евро, то проведение удаленной идентификации запрещено. А использование идентификационного платежа или сверки фото с документа и собственной фотографии нельзя использовать, если клиент или выгодоприобретатель клиента связан с юрисдикцией повышенного риска. Если подобным образом идентифицируется клиент, к которому применимо углубленное изучение и сумма сделок за месяц превышает 3000 евро, то клиента необходимо идентифицировать очно или с помощью надежной электронной подписи или видеоидентификации.

Какой бы удобной не казалась удаленная идентификация, нормативные акты все же требуют осторожности от субъекта закона при сотрудничестве с удаленно идентифицированным клиентом. Например, правила Кабинета министров позволяют компании, оказывающей услуги, без пояснений, в любой момент затребовать очную идентификацию клиента и дают право применить дополнительные способы удаленной идентификации. А закон AML/CTPF обязует компании собирать дополнительную информацию об идентифицируемом лице для того, чтобы убедиться в достоверности данных, полученных в ходе идентификации. Стоит обратиться к профессионалам за поддержкой, чтобы изучение клиента прошло безошибочно и точно.

Запишитесь на консультацию!

Согласен/-на с правилами обработки персональных данных. Подробнее в разделе «Политика приватности».
Pieteikties konsultācijai